Интервью со Светланой Васильевой

© Евгений Потанин

Мы продолжаем публиковать интервью с юристами-яхтсменами. На этот раз мы хотим поделиться интервью со Светланой Васильевой —  к.ю.н., доцентом кафедры конституционного и административного права Высшей школы экономики.

Так получилось, что на юбилейной регате наших партнеров — компании Кабестан наши «делегированное участники» и Светлана соревновались в соседних экипажах, а познакомились только на Вечерней регате, которую мы проводили в Москве в Royal Yacht Club. Оказалось, что Светлана не только прекрасный собеседник, у нее еще и огромный опыт хождения под парусом. Поэтому спешим поделиться:

Регата «Кубок адвокатов» (РКА): Светлана, как так получилось, что Вы стали не только юристом, но и руководителем  аспирантской школы, активно участвуете в академической жизни Высшей школы экономики?

1920196_1752242985008686_6126389077345486671_nСветлана Васильева: После окончания школы я поняла, что хочу стать юристом, хотя с детства было желание устанавливать баланс в отношениях и искать справедливость. Ну а после фильма «Место встречи изменить нельзя» я мечтала стать следователем, ловить преступников, отпускать невиновных. Да, кого не манила в юношестве романтика уголовного розыска!

Но после практики в прокуратуре на втором курсе МГУ им. Ломоносова я поняла, что морально не потяну уголовный розыск: за то время удалось побывать и на допросе в Бутырской тюрьме, и на месте совершения убийства. После выпуска попробовала себя в правовом управлении Сбербанка, и в одном Адвокатском бюро Московской городской коллеги адвокатов, и даже в Конституционном Суде РФ. Откуда-то «попросили», где-то показалось скучно, да и реальные дела не давали душе покоя: по ночам снились стороны, заявления об обеспечении иска, сами иски и судьи! Поэтому душа успокоилась только в аспирантуре Alma mater, там я защитила диссертацию по старомодной ныне теме: «Право граждан на народное представительство» и вошла в академическую жизнь с благословения моего замечательного научного руководителя, профессора МГУ Богдановой Натальи Александровны.

Яхтинг хорош для юриста тем, что он развивает терпение и волю идти до конца, не отступать.

© Андрей Румянцев

Преподаю уже 15 лет в Высшей школе экономики на факультете права. Правда, до этого целый год я читала лекции по основам права музыкантам и физкультурникам в Педагогическом университете, и только затем, вошла в аудиторию к студентам юристам. Я преподаю конституционное право, веду у магистров авторский курс «Бизнес и власть: политика отношений и правовое регулирование», руковожу аспирантской школой по праву. Пишу статьи, учебники, выступаю на разных конференциях. Уже подготовила несколько аспирантов в качестве научного руководителя. Много раз была оппонентом, выступаю экспертом по законопроектам, работаю в экспертных советах при органах власти, рецензирую научные статьи в журналы. Короче, занимаюсь полноценной научной и академической работой.

РКА: Вот это да. И у вас остается время на участие в регатах? Как и когда началось Ваше увлечение яхтингом?

Светлана Васильева: Оу, яхтингом я «заболела» в самом раннем детстве. Хотя откуда это у меня, понять трудно (нет ни одного моряка в роду, все корни сухопутные с Тамбовской и Воронежской областей). Я просила маму записать меня в яхтенный клуб на Алтуфьевском шоссе в Москве. А я москвичка. Как сейчас помню, небольшую яхточку с парусом перед входом и рекламную вывеску, которые я всегда жадно разглядывала, когда мы проезжали мимо на автобусе. Но мама говорила, что денег нет и времени водить туда меня, тоже нет. Спасибо ей огромное за то, что она никогда не говорила, что «не женское это дело», и вообще, всегда поддерживала и напутствовала.

В студенческие годы я стала ездить в Санкт-Петербург, иногда только для того, чтобы посмотреть на моряков. А на последних курсах даже влюбилась в моряка из Мурманска, мы переписывались и встречались некоторое время. Только позже я поняла, что в этом моряке сконцентрировалась вся моя любовь к морю. И потом еще был один человек. Он говорил: «Потерпи, я съезжу на курсы в Турцию, потом на другие курсы, мы купим яхту и будем путешествовать!». И я терпеливо ждала 10 лет, делая все, чтобы этот момент поскорее наступил. Но у того человека изменились планы. И тогда я решила, что дальше ждать алые паруса бессмысленно. Придется идти в море самой. И пошла.

Яхтингом я занимаюсь всего год, но интенсивно, на праздники и в каникулы. Первый спуск на воду состоялся в Конаково в мае 2015 г. в компании молодых девчонок (под контролем мужчин – шкиперов, разумеется). Через месяц после этого в составе женской лодки я участвовала в регате 45 FT. Нашим шкипером была замечательная Ирина Городецкая. Ну а дальше с интервалом в два-три месяца мне посчастливилось побывать: на Парусах Выборга, это на Балтике в команде прекрасного человека и настоящего капитана Андрея Андрияйнена на яхте Русь. После была экстремальная гонка на Гарде, в которой мы чуть не погибли: ураган, 55 узлов, град и т.д. Но это отдельная история. Главное, что мы выжили под руководством молодого и перспективного Тараса Хомчика. И вот судьба свела меня с командой, с которой я бы очень хотела еще походить по морю/океану. А были мы все вместе на катамаранах на Сейшелах и участвовали на Hansа 445 в регате Кабестана 2016 г. Капитан – Виталий Чуканов, шкипер – Денис Тюриков. Моя основная судовая роль – бак, хотя на Гарде была на лебедках: некому там больше было этим заниматься.

РКА: С регатами все понятно, а как Вы относитесь к круизам? Может быть хотелось бы попробовать походить под парусом в одиночку? 

Светлана Васильева: Круизы в одиночку не для меня. Как говорил Аристотель: «Человек по своей природе есть существо политическое», а значит, общественное. Мне нужна компания: команды капитана, обсуждение побед и неудач, общение после гонки, игра в Мафию, в конце концов. На регате Кабестана 2016 г. были организованы лекции Виктора Языкова, в одиночку неоднократно пересекавшего океаны. Он говорил, что перед тем как отправиться в одиночную кругосветку, нужно понять то, что в этом твоё предназначение и все ведет к одиночке, и что в тебе огромные возможности и что то, что ты делаешь, правильно. В принципе, я понимаю, что он имел в виду, но, во-первых, такое ощущение у меня не сложилось, а, во-вторых, для меня недостаточно мотивации что-то делать по своему предназначению.

Мне нравится формат регат: относительно недолгое напряжение на гонке, соревновательный дух, новые маршруты и места стоянок, культурная программа, интересные люди.

13173838_1779157278983923_6671122278755940988_n Получить удовольствие от гонки и общения всем вместе – вот это  то, что надо! Поэтому вряд ли я пойду в одиночку и в кругосветку (да и физических сил у меня не хватит), хотя сила океана манит. Я видела только Индийский океан с его равномерными огромными волнами, неторопливо передающими катамаран от одной волны к другой. В голове иногда крутятся образы волнения на Тихом и Атлантическом океанах, которое захватывает лодку. Представить эти образы позволяют фильмы и фотографии наших замечательных сейлинговых фотографов. Ну что ж, может, когда-нибудь…

Мне нравится формат регат: относительно недолгое напряжение на гонке, соревновательный дух, новые маршруты и места стоянок, культурная программа, интересные люди. Перед регатой усиливаю физическую нагрузку, хотя пробежки в парке совершаю круглый год: активно посещаю занятия по растяжке и бассейн. Кстати, плаваю я очень плохо: собачкой и кое-как. В любом случае, подготовка к регате поддерживает на суше спортивную форму.

РКА: Помогает ли яхтинг в Вашей профессии,  если да, то каким образом, в чем  это выражается?

Светлана Васильева: Спорт вообще помогает в любой профессии. В моем случае, физические нагрузки полезны для работы головного мозга. Это шутка, конечно.

13293292_1784345341798450_2022637568_n

© Андрей Румянцев

Яхтинг хорош для юриста тем, что он развивает терпение и волю идти до конца, не отступать. Вот ушел ты далеко от берега, пошел ветер, волна, град… Что делать?  Избежать стихии невозможно. Попробовать понять ее и преодолеть – единственный выход. Мало того, что он непростой, но еще и требующий времени. Как бы тебе не хотелось коснуться ногами суши, тебе придется совершить определенный набор действий и дойти до берега. По-другому, ничего не получится.

На лодке я полностью переключаюсь на другой вид деятельности, отдыхаю от завалов на работе в Вышке, от домашней рутины и суеты, от бытовых проблем.

Вот и в юридической профессии встречается что-то подобное. Если буквально следовать мысли, то правотворчество и правоприменение требуют неторопливости. Дела в судах вообще могут рассматриваться годами. Надо набраться терпения. Невозможно решить дело на полпути, практически всегда за реальным результатом приходится долго идти до самого конца. И в научной работе также: когда получаешь диссертацию с правками оппонентов на каждой странице текста, в душе наступает смятение. Но деваться некуда, надо садиться и исправлять…

РКА: Важен ли яхтинг для Вас и если да, то почему?

Светлана Васильева: Конечно, важен. На лодке я полностью переключаюсь на другой вид деятельности, отдыхаю от завалов на работе в Вышке, от домашней рутины и суеты, от бытовых проблем. Яхтинг помогает преодолевать страхи. По эскалатору в метро бегу смелее. Не боюсь заболеть, если промокну под проливным дождем. Адаптировавшись к качке и научившись хвататься за любой винтик при крене, даже внезапном – тверже стою на ногах на суше. Ну а после Гарды с ее ураганом на некоторые жизненные события я стала смотреть намного проще. Например, конфликты с соседями по даче уже не могут выбить из колеи. Хотя признаюсь, что теперь, когда вижу на горизонте скопление темных туч, не стану выезжать на машине в ту сторону. Правда, после регаты случаются и комические ситуации. Помню, как после Гарды в московской маршрутке стала громко передавать слова водителя салону: «Кто еще не оплатил билет? Кто выходит на такой-то остановке?». Пришлось объяснять, что в урагане на озере я передавала команды капитана экипажу, которые не слышны тем, кто находится на баке…

РКА: А расскажите, пожалуйста самый запомнившийся случай, произошедший в яхтенном путешествии или на регате.

12417716_854746294644376_7014274785559666445_n

Светлана Васильева: Забавных историй было очень много на Сейшелах. Вот одна из них. Стоим мы на якоре ночью. Это 4 катамарана рядом с островом. Ветер зашумел, и пошла большая океаническая волна. Один член экипажа выглянул из лючка каюты и увидел, что на нас накатывает другой катамаран, ну, и закричал: «Свистать всех наверх!». Все повыскакивали на палубу «в чем мать родила». Капитан завел двигатель: мы еле увернулись от соседнего катамарана и встали на нейтралку. Пытаемся понять, что происходит, а соседи быстро удаляются от нас и кричат: «У вас якорь сорвало, вас уносит, будьте осторожны!». Прокричали и пропали из виду. Мы в панике, но наблюдаем за огнями на берегу и точкой нашей лодки на навигаторе. Понимаем, что стоим на месте, только чуть вправо и влево поворачиваем, движет нас волна, но совсем не интенсивно. По рации вызываем соседний катамаран, а они не отвечают. Океан такой сильный, что унесло их в секунды. Пришлось будить лодку организаторов. Вместе вернули соседей, помогли им запасной якорь установить и смеялись, конечно, потом вспоминая эту историю. Но в следующую ночь на всех катамаранах были организованы вахты…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *